Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.

О насилии и личных границах человека

Автор: Илья Латыпов. Источник: ЖЖ от 15.10.2014

http://tumbalele.livejournal.com/94117.html#comments


Насилие – это любые формы воздействия одного человека на другого с целью заставить его против воли делать то, что нужно первому.

 

Личная психологическая граница: линия между «Я/моё» и «не-Я/чужое». На «я/моё» полностью распространяется право собственности носителя этого «Я», и никто больше не может этим распоряжаться. Другое дело, что у людей личные границы разной ширины. Например, если формально мое личное время/место не ощущается как «моё», то моим временем/местом легко может завладеть другой, и я сопротивления не окажу. В крайних случаях «я/моё» не распространяется даже на собственное тело.


Два человека приближаются, их личные границы сталкиваются и они ДАЮТ ОБ ЭТОМ ЗНАТЬ. Здесь - твоё, а здесь - моё, вот твои желания, а вот - мои желания. Во время контакта люди постоянно проверяют границы друг друга. Например, сделать что-то, что ты считаешь приятным для другого, при этом не спрашивая его — это проверка границы. Если другой отреагировал гневом — ты точно перешел границу и здесь важно подать назад и определиться с тем, где будет проведена линия. Но произошедшее — это еще не насилие, это просто нарушение личных границ, которое периодически может происходить у любых людей.

Пример. Бабушка подарила своей маленькой внучке живого кролика, никак не приняв в расчет то, что заботиться о кролике придется ее дочери, матери счастливой обладательницы живой игрушки. Маме пришлось заботиться несколько лет, но является ли эта ситуация насилием? Мама НЕ ОТКАЗАЛАСЬ принимать этого кролика, поставив радость ребенка выше собственных потребностей. Ничего приятного в этой ситуации нет, но насилием она не является: выбор отказаться был, правда, цена за него была довольно высока. Нужно учесть, что ситуация выбора бывает ложной: вас вроде спрашивают о чем-то, но ответ игнорируется и человек все равно поступает по-своему.

Итак, контакт на границе иногда приводит к тому, что мы нарушаем чужие границы, и это нормально. Нарушений не делает лишь тот, кто вообще не вступает в контакт.

Игнорирование четко обозначенных чужих границ. Если кто-то четко выразил: «так со мной можно, а так — нельзя», а второй продолжает делать (или пытаться сделать) то, что хочется ему — с этой точки начинается насилие. И здесь никаких других вариантов нет. «Я сегодня не хочу секса» — «Ну да ладно, чего тебе стоит!» С того момента, как прозвучало «я не хочу секса!» — все дальнейшие попытки приступить к сексу являются попытками вторгнуться на территорию, которая закрыта. Почему она закрыта (она не хочет секса) — это другой вопрос, и при способности к контакту на границе обоих партнеров он может быть решен. И защитная агрессия здесь — нормальная и закономерная реакция.

«Благодеяния» нередко тоже становятся формами насилия. Например, отец решил «облагодетельствовать» свою дочь, и когда она была в отпуске, за две недели бригада рабочих, нанятых отцом, полностью переделала ее квартиру в соответствии с представлениями отца. Никто дочь не спрашивал, разумеется, хочет она этого или нет, а выбора — принимать или не принимать — у нее НЕ БЫЛО. Она была поставлена перед фактом. Отец просто удовлетворил свою потребность за счет дочери. По сути это — символическое изнасилование, то есть проникновение вглубь личной (даже интимной) территории без дозволения жертвы. Ничего, кроме ярости, такое не вызывает.

Пищевое насилие, финансовое насилие — любые формы взаимодействия, в которых один из партнеров делает с другим то, что хочет он, игнорируя волю другого, являются насилием. Бестактные замечания и сравнения, обесценивание, непрошенные советы — все это, будучи нарушением личных границ, само по себе насилием не является, но становится им, когда прямо было сказано: не сравнивай меня с Женей или Сашей, меня это оскорбляет. Я не хочу, чтобы ты мне давал/а советы, если будет нужно — попрошу.

Не всегда у партнера есть возможности и ресурсы сопротивляться или вовремя отреагировать, но возможность прямо обозначить свое отношение есть всегда.

 

Адаптация текста для сайта и корректура: Вероника Флоренская.

наверх